Таверна сэра гоблина Фингуса
ГлавнаяНовостиВидео в дорогу

Таверна гоблина Фингуса

Новости таверны и мира

Галерея таверны

Концертная площадка

Игровая площадка

Меню сайта
 


Главная » Общий зал » Завершенные конкурсы » Внеконкурс "Страна Драконов": Проза


Ледовский

Проблемы экологии

Все началось с колдуна. Конечно, замороженный труп дряхлого друида, обнаруженный в стремительно исчезающем альпийском леднике, сам по себе явился археологической удачей. Но последующие события по значимости далеко превзошли важность этой находки.
Вопрос о целесообразности клонирования выходца из бронзового века даже не обсуждался. Уже пять лет работает в Британском музее ярый фанат «Челси» и любимец девушек клон Тутанхомона, по сути, чрезвычайно стеснительный молодой человек. Преподает историю новейшего времени в российском Южном федеральном университете и попутно очень успешно играет на валютной бирже клон Ульянова-Ленина. Правда, его попытки заняться политикой пока на всякий случай блокируются проволочками с представлением гражданства. Успешно выступает по всему миру с концертами клон Чингисхана. И это не говоря уже о разгуливающих в Сибири стадах мамонтов или обживаемых динозаврами островах-парках «Затерянного мира» южных морей.
Но в данном случае впервые удалось получить останки предка с практически неповрежденным мозгом. И потому возник шанс воссоздать не только тело, но и личность жившего тысячелетия назад пращура, благо опыт реанимации людей, пролежавших в криогене до полувека и более, имелся. Конечно, безрассудное человечество вновь не сумело отказывать себе в очередном эпохальном эксперименте. Вы, наверное, помните, что он завершился удачно, об этом много писали. И показывали смущенного внезапным воскрешением, да еще и в омоложенном теле, пришельца из прошлого. Потом публикации сошли на нет. Собственно говоря, примерно в этот период меня, руководителя спецотдела особых операций, подключили к проекту «Удар из преисподней».
- Что ты скажешь об альпийском колдуне, Макс? — спросил меня шеф, лысый толстячок, больше похожий на хозяина пиццерии, но держащий в своей голове сведения, за которые ряд правительств выложили бы серьезные деньги.
Я поднатужился и выдал все, что мимоходом уловил из средств массовой информации.
- Правильно, — кивнул сверкнувшим темечком хозяин кабинета, — и если даже ты ничего не знаешь, значит, серьезных утечек избежать удалось.
- Каких утечек, — осторожно переспросил я, — о дислоцировании римских легионов вдоль Тибра? Или о новой вавилонской сверхсекретной катапульте?
- Язви-язви, — спокойно ответил шеф. Подошел ко мне. Снизу вверх ястребиным взглядом уставился в мои глаза. Отвечая своим потаенным мыслям, удовлетворенно кивнул головой.
- А что ты скажешь, когда узнаешь, что мифологические твари существуют? — внезапно спросил он, — и более того, с ними можно договориться, и даже управлять?
- Коли Вы так говорите, значит, так оно и есть, — я осторожно пожал плечами, польстил, — во всяком случае, до сих пор у меня не было причин усомнится в вашем полном душевном здравии и феноменальном интеллекте.
- Ну-ну, — довольно заулыбался толстячок, — посмотри эту запись и выскажи свое мнение.
Огромный экран засветился разноцветными сполохами. Потом пошло изображение.
Это был ангар. А возможно, и подземелье, поскольку обстановка и освещение больше соответствовало подобному предположению. На кирпичных стенах чадили факелы, их свет разбавляли стоящие на полу ряды свечей. В центре помещения двойным валом веток и листьев был выложен огромный пятиугольник, по внешней кайме которого повторяла его контуры сверкающая белая цепь.
- Серебро. А внутри дуб и омела, — пояснил шеф.
На углу пентаграммы стоял и делал агрессивные движения руками босой полуодетый человек. На его плечах было нечто вроде сплетенной из веток и травы накидки, на чреслах — юбка из такого же материала. Он сильно напоминал танцующего брейк обкурившегося примитивиста-наркомана, но от озвучивания скороспелых выводов я решил пока уклониться, тем более что звук был отключен.
Внезапно в центре геометрической фигуры появилось и стало расти грязно-желтое облако с четко очерченными краями. Колдун топнул ногой, энергично выкрикнул, и туман схлопнулся, оставив в пятиугольнике огромную, метра три окружностью, жабу с крыльями и хвостом.
- Это ЛЛАХИГИН-И-ДУР, — пояснил шеф. Поймав мой изумленный взгляд, добавил, — «прыгуны в воду» по-кельтски. Очень опасные твари. Охотятся не только на животных, но и на человека.
- Да уж, это дура так дура, — ошеломленно согласился я, — и что наш гость … дружит с такими существами?
- Не только с такими, — добродушно улыбнулся толстяк, — но и с НАКЕЛИВИ и даже МЕСТЕР СТУРВОРМОМ, по сравнению с которым эта зверюга, а также вампиры, оборотни и драконы — безобиднейшие создания.
Уловив в моих глазах тревогу, хозяин кабинета умиротворенно добавил, — самое главное, по утверждению нашего друга, он является жрецом Тараниса, бога войны, и потому эти монстры его слушаются.
- Не хватало нам мусульман и китайцев, теперь еще и эти твари, — зверюга выглядела непривычно устрашающе, что выводило меня из равновесия. Ход мыслей руководства я уловил, потому продолжил, — а не открываем ли мы ящик, из которого высыпятся такие проблемы, что нам не справится?
- Мне нравится твое отношение, сынок — обнял меня шеф. Подтвердил мои предположения, — в принципе, нужно, чтобы монстры стали проблемами наших соперников. Друвидез, — так я впервые услышал имя кельта, — уверяет, что у него есть надежное средство контроля над этими существами. И твоя задача со всем этим разобраться.
На экране колдун вновь топнул ногой и выкрикнул неслышную мне фразу. Подтверждая слова шефа, фигуру крылатой жабы окутал туман. Затем он втянулся к центру пятиугольника, унеся с собой и ужасного зверя.
В моем личном деле указано, что я имею феноменальные способности к иностранным языкам. Так оно и есть. На освоение кельтского у меня ушло около трех недель. Дни я проводил с историками и экспертами, вечера с Друвидезом. Он оказался забавным парнем. За прожитые полвека, что в его эпоху было очень солидным возрастом, обошел всю Европу, от Скандинавии до Греции, где, если не врет, был лично знаком с участниками штурма Трои. Впрочем, осаждали, насколько я помню, этот город не менее дюжины раз, а имена Ахилла и Одиссея колдуну ни о чем не говорили. Что не мешало ему после уточнения степени доблести этих персонажей доказывать их кельтское происхождение
- Уверяю, друг, — убеждал меня Друвидез, — любой отважный человек по определению является кельтом. Ну, или хотя бы их потомком, — политкоректно поправлялся он, — посмотри на себя, ты сидишь у самого пятиугольника, и я не вижу страха в твоих глазах. Ты явно из кельтского рода.
- Друви, приятель, — взволнованно перебил его я, — ты же утверждаешь, что монстры не могут пересечь пентаграмму?!
- Так оно есть, это для них смерть, — согласился колдун, — но непривычному человеку смотреть на обитателей внеземелья тоже небольшое удовольствие.
- Ну почему же, — возразил я, — ЛАННАН-ШИ очаровательное создание. Я в жизни не видел столь соблазнительной девушки.
- Если «чудесная возлюбленная» добирается до человека, она выпивает его кровь быстрее, чем ты жестянку с элем, — криво усмехнулся Друвидез, — и нет никого опаснее для мужчин, чем этот кровожадный дух в женском обличии.
Вспомнив ланнан-ши, я усомнился в словах кельта. Взгляды, которые бросала в мою сторону обнаженная красотка, были испуганными, а не завлекающими или тем более злобными. Я бы сказал, что и прочие монстры держались по отношению ко мне скорее робко, чем вызывающе. Во всяком случае, появлялись они всегда в наиболее дальнем от меня углу геометрической фигуры, а когда я перемещался вдоль ее периметра, маневрировали с явной целью сохранить между нами наибольшее расстояние.
Впрочем, детальное изучение технико-тактических характеристик тварей, к огромному удовольствию шефа, открывало блистательные перспективы их использования.
Невидимых и проходящих сквозь все препятствия вампиров можно было натравлять на террористов, тем более что кровососы, по уверению кельта, без проблем и на любом расстоянии обнаруживали человека по любой некогда принадлежащей ему вещи. ЛАННАН-ШИ казались идеальными исполнителями для устранения неугодных политических деятелей. В отношении женщин подобные функции могли выполнять другие фейри — ДРАКИ. Для морских диверсий можно было использовать АВАНКОВ, МАРУЛОВ или тех же ЛЛАМХИГИН-И-ДУР. Но набольший интерес вызывал МЕСТЕР СТУРВОРМ. Зверюга, которая своим языком обрушивает горы и города, не могла не привлечь к себе самого пристального внимания. Собственно говоря, на этапе рассмотрения боевых возможностей огромного змея и начался крах проекта «Удар из преисподней», а с ним и моей личной карьеры.
- Понимаешь, Макс, — виновато сказал кельт, — для того, чтобы ты увидел МЕСТЕРа, нужен очень большой пятиугольник. СТУРВОРМ не уверен, что я смогу его правильно построить, и потому не хочет здесь появляться.
- Мне не обязательно его видеть лично, — возразил я, — пусть он поплавает, скажем, близ морской базы в указанном месте, и достаточно.
Действительно, этого бы хватило, чтобы впавший в панику неприятель продемонстрировал нашим средствам наблюдения весь арсенал своих оборонительных средств.
- Это невозможно, мой друг, — терпеливо пояснил Друвидез. Затем изумил меня, хотя, при последующем размышлении, я не скажу, что сильно огорчился узнанному, — если кто-нибудь из внеземелья появится в нашем мире вне охранительной фигуры из омелы, дуба и серебра, он немедленно погибнет.
- Почему? — остолбенел я от неожиданной новости.
- Потому что мельчайшая крупинка ранее не существовавшего в природе сплава или вещества убивает их на расстоянии нескольких лиг, — неохотно сказал кельт, — и уже в мое время было слишком много бронзы, и электрума, и амальгамы. Я потому и забрался так далеко от людей в Альпы, чтобы иметь возможность вызвать ФЕЙРИ без необходимости создания защитного круга. Ведь столько серебра, сколько у вас, у меня никогда не было.
- А … где тогда живут эти твари? — осторожно спросил я.
- После того, как покинули эту колыбель жизни, на других небесных телах, — грустно ответил Друвидез, — но за последние сотни лет из-за людей и их приспособлений им пришлось уйти также с красной планеты и Селены. МЕСТЕР, к примеру, сейчас обитает в лавовых океанах утренней звезды, но опасается, что со временем ему придется иммигрировать еще ближе к солнцу, на Меркурий. А там не очень хороший климат…
- Не может быть, — отреагировал на неприятную новость шеф, — это что, полимерное напыление на моих зубах свалит такую тварь, как МОРАГ? Тем более с расстояния в полсотни километров? Не верю. Что это за монстры, для которых младенец в памперсе страшнее, чем ядерный взрыв для мимозы? Нужен эксперимент…
К сожалению, я слишком буквально понял слова своего руководителя.
Когда Друвидез вызвал чудовище с торсом кинг-конга, ластами вместо рук и единственным пышущим багровыми язычками огня глазом над огромной китовой пастью, я скатал из кусочка бумаги небольшой, с бусину, комочек, и щелчком указательного пальца отправил его внутрь пентаграммы. Монстр вспыхнул синим нежарким пламенем и сгорел быстрее мотылька в доменной печи, не успев издать ни звука и оставив после себя горстку седого пепла.
- Что это? — заикаясь, спросил колдун. Сделал три быстрых шага. Двумя пальцами поднял почти невидимый бумажный шарик. Гневно обернулся ко мне. Таких страшных глаз у него я еще не видел, — Откуда это? Кто посмел?
- Похоже, сквозняк, — ответил я, стремясь придать голосу максимальную убедительность, — когда убирали пол, не доглядели. Вот и … надуло.
- Все, — обреченно прошептал Друвидез, — я был единственным человеком, с кем они общались. После того, как по моей вине погиб один из последних НАКЕЛЕВИ, они отвернутся и от меня, — он присел рядом, сложил руки на колени. Мрачно уставился в пол, — Теперь по клятве, принесенной Таранису, я обязан принять обет молчания.
И кельт действительно больше не сказал ни слова. Сейчас он работает уборщиком мусора при Стоунхендже и пресекает все попытки заговорить с ним энергичным движением среднего пальца правой руки. Всю вину на провал операции «Удар из преисподней» возложили на меня. С треском выгнали из спецслужбы, не забыв при этом опутать кучей подписок о неразглашении. Конечно, ведь ни одна структура не желает обнародования информации о своих неудачах.
Но мне жалко этих несчастных нежных монстров. Если своевременно не озаботится созданием для них резерваций на астероидах и заповедных зон хотя бы на отдаленных планетах, под давлением экспансии человечества они откатятся в пояс Койпера, где неминуемо вымрут. Потому я и согласился встретиться с вами, джентльмены, и рассказать вам все. А зачем вы крутите мне руки? Что это за баллончик? Нет, не надо меня усыпля…
 
| 24.09.2009 |
Комментарии: 1

Copyright Таверны Фингуса и наших завсегдатаев © 2011–2019