Таверна сэра гоблина Фингуса
ГлавнаяНовостиВидео в дорогу

Таверна гоблина Фингуса

Новости таверны и мира

Галерея таверны

Концертная площадка

Игровая площадка

Меню сайта
 


Главная » Общий зал » Завершенные конкурсы » Внеконкурс "Страна Драконов": Проза


Паршев Олег

Мгла

-Но-о, поехали!
Квидер легко вскочил в повозку, радостно улыбнулся, что-то прокричал, и мы тронулись в путь.
Сначала — по стадиону; а там — в арку; а потом и дальше — всё вперёд и вперёд — навстречу солнцу, лету и празднику. Можно было расслабиться, ничего не делать, а только наслаждаться жизнью. Потому что мы победили.
Ну а ещё оттого, что места красивые и погода отличная.
Вот тогда я первый раз его и увидел. Он стоял на обочине, почти по щиколотку в рыжеватой пыли и смотрел нам вслед красными немигающими глазами. Никогда б не подумал, что он — дракон! Так, чуть странноватый сутулый парень. Примерно нашего возраста. И всё.
Впрочем, откуда б мне тогда и сообразить, что он из драконов? Я их только по визору и видел. Не считая тех, что в комиксах. Но там — на дешёвых желтоватых пластинках с вечно заедающими сенсорами, из лавки старого Джо, драконов рисовали огромными, злыми, шипастыми. И извергающими огонь. А этот — на обочине — ну какой с него дракон? Пацан, как пацан…
На следующий день он появился у кромки поля, где мы бились с «центральными». Счёт складывался не в нашу пользу, матч близился к концу. И заметил я его, верно, лишь потому, что иногда оглядывался по сторонам — надеялся, что придёт Ленка. И когда она всё же пришла — красивая невозможно — я воодушевился, совершил резкий рывок по правому краю, сходу прошёл двух «центровых» и сделал передачу в штрафную. Низом подал, технично. А там вездесущий Квидер подставил голову. Классно получилось. На уровне.
Мы ликовали. Ничья давала нам право на полуфинал. Жалко, что все деньги растранжирили ещё прошлый раз, оттого обошлись без пикника. Похлопали друг друга по плечу, и — по домам.
Ленка стояла в стороне. Делая вид, что не ко мне пришла, а так — погулять. Подышать воздухом. Я тоже не хотел показывать, что мы вместе. И потому подошёл сперва к красноглазому, решив посмотреть, что за птица.
Он переминался с ноги на ногу, глядел исподлобья. Но взгляда не отводил.
-Новенький?- миролюбиво проговорил я, перекидывая бутсы через плечо.
-Ага, новенький,- кивнул тот.
-И откуда к нам?
-Из округа. Буду в вашей школе учиться. Мои родители…приёмные…переехали. И вот…
-Меня зовут Костя.- Я протянул руку.- Но кличут «Скоба». Назовёшь — не обижусь. Это от фамилии.
-А я — Пит. И я — дракон.
Буднично так сказал. Как признался, что у него веснушки. Но меня словно кипятком окатили. Ох, мама! Вот отчего не мигает! И зрачки… Я почти испугался. Только вида не подал. Сдержался.
-Ладно,- буркнул я,- дракон, так дракон. Ничего особого. Был бы человек хороший…То есть…
Сообразив, что ляпнул глупость, я поморщился.
-Ничего,- улыбнулся Пит.- Всё в порядке. Я привык.
И протянул руку в ответ.
Так мы познакомились. А вечером, за ужином, между вторым и десертом, я рассказал о драконе родителям.
-Надо же!- проговорил отец..- В нашей глухомани… Как его занесло?
О даже вилку отложил.
-У него приёмные родители — люди,- объяснил я.- Переехали.
-А… Ну да…- задумчиво проронил отец.- Галактическая война — не шутка. Разбросало народ. И наших и не наших. По всему космосу. Ты с ним поаккуратней. Не обижай. Он один, а вас много. Обидеть чужого — много ума не надо.
-А с чего мне его обижать?- Я пожал плечами.- Он нормальный. И не очень-то отличается. Глаза красные. А так…
Он, и правда, оказался нормальным, вполне свойским парнем. И мы сдружились.
Что объединяло нас вместе? Что делало нас друзьями? Сложно сказать. Тут вопрос, как говориться, риторический. И даже не о Пите разговор. Вот взять, например, Квидера. Ну да — мы вместе играли в футбол, но не с ним же одним! Были и другие. А сошёлся я единственно с «белобрысым». Несмотря на то, что он писал стихи, а я смотрел в микроскоп.
Или, скажем, Ленка… Она мне нравилась. Я, пожалуй, был влюблён в неё. Но отчего — в неё? У нас девчонки и покрасивее попадались.
Когда же в нашей компании появился Пит, то и вовсе всё позапуталось. Что между нами могло быть общего? Я — душа нараспашку, а он — замкнут, весь «в себе». И вообще, не человек даже. А, как бы вежливей сказать, гуманоид из другой галактики.
В конце концов я решил, что общее между нами то, что мы «белые вороны». Не «массовка». И строем ходить не будем. Хоть нас режь!
Тем временем до конца каникул оставалась ещё неделя. Конечно неплохо было бы позаниматься, освежить в памяти кой-какие науки (как советовала ехидная совесть), но, честно говоря, не хотелось. Поэтому с утра я заходил к Ленке и вместе (держась за руки!), мы шли к Питу. А потом — уже втроём двигались в кино. Или в парк. Или просто бродили по улицам и болтали о том о сём. Иногда к нам присоединялся Квидер. Но — именно — иногда. Он жил за рекой, а оттуда не сильно накатаешься. Но когда изредка Квидер всё же приезжал, мы шли за Старые Ангары, где оставались никем не убранные, поросшие травой развалины Десяти Штабов. С последней войны — против драконов. И, надо сказать, никакой луна-парк этому месту и в подмётки не годился! Играть там можно было в кого угодно — хоть в разведчиков, хоть в кладоискателей, хоть в пиратов.
А как-то мы привели туда Пита. Показать наше место. Да только ничего у нас не вышло. Потому что он враз заявил, что его, видите ли, «от развалин тошнит». И он там себя «плохо чувствует». И ещё что-то в этом духе. Сказал правдоподобно, и, надо заметить: почти правду. Почти! Но я, как будущий биолог, вмиг понял, что это правда не вся. Развалины, не развалины — дело десятое. Главное — что он дракон. Посмотрит сейчас на то, что его сородичи тут натворили, расстроиться и — гормональный всплеск! А что с драконами при этом бывает — лучше и не думать.
Так что больше мы его туда не таскали.
В один из погожих вечеров мы сидели на лавочке в самом центре. Возле кафе «Север». Ленка пила кофе. Квидер направился за мороженым. А мы с Питом щурились на солнышке и трепались.
-Слушай, Пит,- сказал я,- а ты куда после школы? Я, вот думаю, на биологический. В университет. Матушка твердит не переставая: у меня к биологии склонность. Да я и сам вижу.
-В Белогорск?
-Ну да,- кивнул я.- А куда ещё?..
-Будешь изучать драконов, как чуждый людям биологический объект?- Пит коротко хохотнул.
-Не плети,- беззлобно проронил я.- Ты о себе скажи. Что после? Закончим мы школу, и?..
-Я в страну Драконию подамся. На Капеллу. Поближе к родным местам.
-О! А что так?- не понял я.- Тебя что, наше образование не устраивает?
-Не в этом дело,- откликнулся Пит.- Мне тут учиться не дадут. Всегда буду на вторых ролях. А там — я свой. Такой же, как все.
-Не уверен, что ты прав…- начал я.
Однако продолжить он мне не позволил.
-Я всё лето подрабатывал. На билет собирал. И только в морг и устроился. Не потому что мне на мёртвых людей приятней смотреть, чем на живых. А потому что на работу не брали. Никуда. Понимаешь?! Ни в официанты, ни в курьеры, ни в продавцы. А, господин дракон?.. Отлично. Зайдите завтра. А завтра…
Он махнул рукой.
-Но есть же указ,- не поверил я.
-Есть,- покивал Пит.- И этот указ я могу засунуть себе… куда угодно. Скажем, в мою огнедышащую пасть, как один выразился, стоило мне отвернуться.
Я посмотрел на Пита — он не врал. И не преувеличивал. Короче, неприятный трёп у нас вышел. Настроения мне не прибавил.
А ещё мы проиграли финал чемпионата. Обидно проиграли. По пенальти. Ленка и Пит утешали нас с Квидером как могли. Но у них мало что получалось.
И тут, как-то неожиданно, кончилось лето. Пришлось вновь собирать портфель. И двигаться в школу.
Я сел за одну парту с Квидером. Ленка сзади — с отличницей Татьяной. А Питу досталось место с ещё одной новенькой, с Деборой.
Ничего не хочу сказать, красивая она была девчонка, но не в моём вкусе. Вся приглаженная, причесанная, а, кроме того, глазастая, и ноги от ушей. Такие, по-моему, для обложки журнала хороши. А не для реальной жизни.
Но Питу Дебора приглянулась. И когда она вошла в класс, он уставился на неё во все глаза. Хоть отклеивай. Я лишь головой покачал — дело не моё. Хочет — пусть пялиться. Сколько его драконьей душе угодно.
Когда начались занятия, выяснилось, что Пит — ещё тот «заучка». Формулы от него отлетали — только держись. Проблемы возникли в другом. Одноклассники сторонились его, таращились как-то с напряжением. Зыркнут и отвернуться. Как стесняются. И учителя туда же. Прямо — заговор! А потом в школу заявился родич Рыжего и о чём-то долго беседовал с директором. Про что они там говорили, сам Рыжий и два его подпевалы — Дабл и Векша — нам после занятий выложили. Похвастались. Оказывается, разговор шёл о Пите. Что, мол, негоже в класс с обычными детьми засовывать дракона. Оно ведь, «драконье семя» сейчас безопасно. А после нам тут всем тошно станет. И Пит, как подрастёт, нас всех со света сживёт.
Вот так. Ни много, ни мало. Послушали мы это, посмеялись, обозвали обоих Рыжих «уродами», и забыли. Однако дело на том не кончилось.
Буквально назавтра на перемене мне встретился Дабл. И, явно, не случайно. Потому что, едва высмотрев, схватил за рукав и оттянул к стене. Мне даже интересно стало: ведь неспроста. А, кроме того, я на всякий случай руки из карманов вытащил. Вдруг придётся кулаками махать.
Однако до драки не дошло. Дабл был настроен миролюбиво.
-Здорово, Скоба,- пробасил он.
-Здорово,- ответил я.- Виделись.
-Ты вот что, Скоба,- заговорил Дабл сбивчиво, словно волнуясь,- Мы тут подумали…ты не думай, что мы что-то против тебя имеем, но знаешь…
-Да я до черта чего знаю,- перебил я.- Давай не мямли. Договаривай.
-И договорю,- обиженно буркнул Дабл.- Я с тобой, как с товарищем, а ты…
«Альдебаранский козёл» тебе товарищ,- чуть не сказал я вслух.
-Ты Скоба — спортсмен, футболист и всё такое,- не заметив моё недовольное лицо, продолжил Дабл.- Короче — чел авторитетный. А дружбу водишь с этим хвостатым. Не хорошо это, Скоба. Меня просили передать: авторитет теряешь.
-Видишь ли, Дабли.- произнёс я как можно спокойней.- Мне не нужен авторитет среди таких, как ты и Векша. Плевал я на такой авторитет. Как бы не сказать хуже. И пока я не завёлся — отвали.
-Как хочешь,- зло ответил Дабл.- Я предупредил.
-Спасибо, за заботу,- начиная свирепеть, проговорил я.- Давай, дуй к своему Рыжему. И передай, что я всё понял.
-Зря ты так, Скоба,- с сожалением в голосе, отходя, проворчал Дабл.- Мы организацию свою создаём. Из нормальных людей. Ты бы нам пригодился. Ты это… не торопись. Мозгами пораскинь. Может, передумаешь. Вступишь к нам.
-Рыжему подхалимов не хватает?- бросил я вслед.
Но Дабл торопливо ушёл, сделав вид, что не расслышал.
Я пересказал разговор Квидеру.
-Козёл он, конечно,- равнодушно заметил тот, слегка поморщившись,- Но тут уж ничего не поделаешь. Как говорили древние: сон разума рождает чудовищ. А, с другой стороны, понять его можно.
-Почему?- удивился я.
-У него ж батя в самом конце войны погиб. Драконы налетели. И всех — в порошок. В мелкую труху. Он отца так и не увидел. Тогда Даблу всего год был.
-Ясно,- сказал я.- Жаль его отца, спору нет. Но я не об этом. Мне за Пита неспокойно. Эти ж полудурки ему прохода не дадут. Заклюют на фиг.
Квидер вздохнул. Потёр нос.
-И то верно, брат.- Он не улыбался.- Заклюют. В два счёта. Если мы не встрянем.
Всю ночь я потом размышлял: что было бы, если, не дай Бог, убили кого-то из моих… Как бы я себя вёл? Не оказался бы на месте Дабла? Ощущая, при этом, что полностью, стопроцентно прав? И желая давить их, «гадов хвостатых», покуда не подросли?.. Заснул под утро, но ответа не нашёл.
Между тем обстановка вокруг Пита накалялась. Рыжий и его подручные, в самом деле, организовали какую-то партию, в которую продолжали набирать сподвижников. За нашими спинами шушукались, перемигивались. Для кого-то это было не более чем игрой. Для других…
Чем это обернулось, выяснилось очень скоро — в начале второго семестра.
Прямо перед началом третьей пары мы услышали в коридоре нарастающий шум — гул голосов, выкрики, топот ног. Я сразу заподозрил: вряд ли случилось что-то хорошее. Поэтому поднялся и направился к выходу, чтобы выяснить. Но меня опередили.
Дверь едва не слетела с петель и в класс вломились Векша и Дабл.
-Ага!- прокричали они хором.- Вот они! Держи!
-Ты, урод, объясни в чём дело?- гаркнул я, надеясь, что они остынут и растолкуют.
Однако я надеялся попусту.
-Сам ты кретин безмозглый,- запищал Векша.- Твой дружок только что убил Дебору! Её нашли в бассейне. Задушенной. Ясно, кто убил. Он!
И указал пальцем на Пита.
Я похолодел. Да как же?! Не может быть! Деби!.. И — мертва!!! Я вдохнул, а выдохнуть забыл. Я лишь увидел, как моя рука тянется к карману — к раскладному ножу. Что я хотел сделать? Не знаю. Кажется, вспороть Векше его тощую шею.
Однако следом уже напирала толпа, что заставило меня собраться, привести себя в чувство. Я увидел, что в аудиторию вбегает запыхавшийся Квидер. Услышал, что он расталкивает людей и что было мочи орёт о том, что «это неправда»; и что он «всё видел»; и что вовсе «не Пит убил Деби», а, наоборот, они — Векша и Дабл.
Но на него не обращали внимания. Никто! И тут до меня дошло. Я понял, что его никто не слышит, потому что услышать его не хотят. И его правда им не нужна. Они жаждут, чтобы виновным обязательно стал дракон, и сейчас началось то, что так долго готовилось. Они убили девчонку, которая осмелилась ответить взаимностью влюблённому в неё дракону. А потом свалили всё на него. Подстрелили двух зайцев.
Я оглянулся на Пита. Он не двигался. Он словно окаменел. Не кричал от горя, не оправдывался, не пытался бежать.
И тогда я подхватил стул и швырнул в окно. Оставаться на месте, означало подписать себе смертный приговор. Всё равно что, повеситься. Пит не сопротивлялся, но и не помогал. И под звон разбивающегося стекла, мы сиганули вниз.
План созрел мигом. Главное — добежать до развалин. Там — в лабиринтах Десяти Штабов мы сможем укрыться, обдуматься; короче, спастись.
А после, когда страсти улягутся и линчеватели угомоняться, можно будет сдаваться полиции. Тем более что свидетель (того, как всё случилось на самом деле), у нас есть.
И, не разбирая дороги, мы помчались к Ангарам.
Толпа, очевидно не нашедшая пока себе вожака, замешкалась. Что дало нам небольшую фору. Однако почти мгновенно я понял, что спрятаться нам не удастся. Следы! Выпавший за ночь снег выдавал нас. А это означало, что придётся драться.
Оглянувшись, я увидел, что Квидер и Ленка бегут следом.
Верный друг, Квидер, спасибо тебе! Без тебя, возможно, не обойтись. А вот Ленка! Она-то куда? Не хватает ещё чтобы и её…
Я не стал додумывать до конца. Из суеверия. Пока не подумал — не произойдёт.
А Квидер уже распоряжался.
-Вот здесь — самый узкий участок,- говорил он.- Займём оборону. Будем стоять насмерть, как триста спартанцев. А там, глядишь, и полиция подоспеет.
Вряд ли он сам верил в то, что нам на помощь придёт полиция. И я не верил. Но отступить не мог. Ведь мы собирались отстаивать правое дело. И рядом были мои друзья — отважный до безрассудства Квидер. И оглушённый от потери Деборы Пит. И она — Ленка — самая лучшая девушка в мире.
И, схватив обломок доски, я встретил нападавших. Пит, наконец, опомнился и вступил в драку. Квидер отбивался палкой. А Ленка отмахивалась от наседавших огромным железным штырём. Я видел как ей страшно. Как она зажмуривает глаза. Но она не бежала.
-Валькирия!- восхищённо воскликнул Квидер.
Я не знал, кто такая «валькирия». Я знал другое: когда белобрысый шутит — дела плохи. И значит нам долго не продержаться, так как нас просто растопчут. Так же, видимо, думал и Квидер.
-Лена, вызывай полицию!- прокричал он.
-Я фонос потеряла!- услышал я.
-Так беги!
-Держи мой!- Пит ухитрился передать ей аппарат.
Я заскрежетал зубами (не место ей здесь!), а Ленка, отбежав за наши спины, принялась судорожно набирать номер.
-Пит! Пит!- выкрикнула она вдруг.- Тут твоя мама звонит. Что?- она поднесла фонос к уху; картинка, едва видимым миражом, трепетала в воздухе,- Пит!- в голосе Лены зазвучал ужас.- Они подожгли дом твоих родителей! Ой!
Камень, брошенный со стены, попал ей в колено. Ленка упала, схватилась за ногу, выронила аппарат. И тогда случилось то, что должно было случиться. Роковая цепочка срослась воедино: внешние раздражители — гормоны — модифицирующий ген и — метаморфоза! Произошло то, что в учебнике мудрёно именовалось «атавитарной регенерацией».
За спиной Пита распахнулись широкие кожистые крылья. С громким хлопком они сомкнулись над его головой; взметнув клочья снега, опустились; и он взлетел в воздух. Я разглядел, как изменился его облик. Руки и лицо покрыла зелёная чешуя, на затылке вырос сверкающий в закате рубиновый гребень.
Всё произошло мгновенно. Легко взмыв над стенами, он обрушил на наших врагов сноп огня. Толпа отпрянула, многие закорчились от ожогов. Остальные бросились наутёк. А дракон, сделав над полем битвы пару кругов, помчался прочь, словно раздвигая крыльями наступающий сумрак.
Я не заметил, как опустилось за горизонт солнце, и взошла луна. Наверное, мы долго не могли опомниться. В свете одинокого фонаря я увидел, что Квидер стоит на груде битых кирпичей и бессмысленно смотрит в пространство; Елена, обернув ноги разорванной юбкой, сидит на земле и грязными окровавленными ладонями растирает по щекам слёзы.
Становилось холодно. Я подошёл, укрыл Лену своей курткой.
Где сейчас находился Пит? Спас ли он родителей? Спасся ли сам? Я задрал голову и посмотрел вверх. Мне отчего-то подумалось, что я смогу увидеть своего друга, летящим на фоне луны — как на картинке, где на фоне жёлтого диска летит на помеле ведьма.
Но ни черта я не увидел. Потому что со стороны реки на город наползала тяжёлая рваная мгла.
 
| 27.09.2009 |
Комментарии: 1

Всего комментариев: 1
1. Tanuka79   (18.09.2010 10:28)
Интересный по своему замыслу рассказ, хороший стиль изложения... но как-то, что называется, "тема не раскрыта". Такое ощущение, что рассказ был изначально больше, а потом из него вырезали там и сям некоторые кусочки, из-за чего создается ощущение, что не хватает чего-то весьма важного. Например, мне так и осталось непонятным, в чем проявлялась дружба Кости и Пита. У них за весь рассказ от силы два диалога. И про войну с драконами тоже не совсем ясно...
Фэнтези я люблю, драконов тоже. И главный герой рассказа мне очень симпатичен, потому что он оказался верен своей дружбе. Но минусы я тоже увидела. Поэтому оценка 4.

Copyright Таверны Фингуса и наших завсегдатаев © 2011–2017